Бессмысленная борьба

В «Утонувшей фляге» жизнь текла своим чередом. Посетители болтали за столами, рассказывали свежие новости Невервинтера, а кто-то заливал разные небылицы, подобные истории Элгуна про охоту на оленя в Сумеречном лесу. Гробнар играл задорную песенку на лютне, развлекая публику. Дункан Фарлонг протирал барную стойку. Сэл подходил к каждому столику и принимал заказы завсегдатаев. Сидевший за одним столом с Элани и ее барсуком Налохом Келгар Айронфист, откинувшись на спинку стула, с удовольствием прихлебывал свой эль из кружки. Сэнд сидел за самым дальним столом вместе с Шандрой Джерро и лишь изредка отпивал из своей бутылки вина. За центральным же столом восседала девушка с короткими каштановыми волосами, облаченная в темные латы, — непререкаемая лидер разношерстного отряда. Ее звали Джейн Шепард, и это была закаленная во множестве битв воительница. «Дева из стали» — так ее прозвали спутники. Она сидела не одна, а с двумя лучшими подругами — воровитой девочкой-тифлингом Нишкой и огненной колдуньей Карой.

У камина сидел и листал какую-то книгу Касавир. Лишь иногда он отрывался от чтива и поглядывал на центральный стол. Он смотрел на Джейн, которая, подперев подбородок кулаком, внимательно слушала, что рассказывала ей Нишка.

Паладин хорошо помнил его первую встречу с Шепард и ее отрядом в Горах Мечей. Реакция на присоединение Касавира в компанию у остальных спутников была неоднозначной. Келгар и Гробнар приняли его без претензий, посчитав, что надежный товарищ, готовый прикрыть, если надо, никогда лишним не будет. Да и мало ли нежить какая в пещерах встретится, а святой воин умел расправляться с мертвяками по-особому. Зато Нишка наглядно демонстрировала свое омерзение к паладину и очень часто за время путешествия к логову Ослепителей чесалась, напоминая всем и каждому в отряде о своей демонической крови. Касаемо Кары и Джейн — они восприняли нового спутника с равнодушием. Касавир же посчитал намерения воительницы благими, когда она рассказала, кто она и что делает в опасных горах. Но его отношение к ней начало склоняться в худшую сторону, когда Шепард твердо вознамерилась убить раненых орков, дабы прекратить их страдания. Паладин считал, что это действо было совершено девушкой вовсе не из милосердия, а из мести и ненависти. На что Шепард, смерив святого воина достаточно суровым взглядом, ответила:

— Сегодня ты щадишь орков, а завтра они живы-здоровы и идут жечь твою родную хату!

После того, как посланник из Уотердипа был найден, а орки перестали быть угрозой для Родника Старого Филина, Джейн отправила Касавира в «Утонувшую флягу» и с этих пор почти никуда не брала его, разве что только на спасение Шандры, и то из-за его желания непременно проследить за их новым спутником — вечно угрюмым следопытом Бишопом.

Противостояние Касавира и Бишопа началось с того момента, когда следопыт, усмехаясь, заявил, что не забыл «милое личико» своей суровой предводительницы. С этих пор внутри паладина завелся червь, который маленько терзал его при виде ухмыляющегося Бишопа. Этот червь назывался ревностью. Касавиру очень не нравилось, как следопыт во время возвращения вместе с освобожденной Шандрой во «Флягу» смотрел на Шепард хищными волчьими глазами. И даже теперь, после суда над Шепард, когда они оба — и Бишоп, и Касавир — уже долгое время безвылазно сидели в таверне, словесные перепалки между ними, особенно при виде Джейн, имели место быть.

…— Так-так… — знакомый насмешливый голос вынудил святого воина в очередной раз отвлечься от книги и обратить свой взор на окно, у которого, опираясь спиной на подоконник, скрестив на груди руки, стояла до боли знакомая фигура. Точнее, там было даже две фигуры. Бишоп и его верный волк по кличке Карнвир.

— Неужели книга настолько неинтересная, что ты постоянно отвлекаешься? — продолжал гнуть свою линию следопыт, медленно шагая в сторону своего заклятого врага-паладина. — Не отпирайся. Я же видел, как ты вон туда смотрел, — кивком головы Бишоп указал на стол, облюбованный тремя девушками. — Что, тебе тяжело оттого, что она на тебя даже не посмотрит?

— Замолчи, Бишоп, — отрезал Касавир и нарочно уткнулся носом в раскрытую книгу. — Это не то, о чем ты подумал.

Но Бишопа просто так не остановишь.

— Можешь затыкать мне рот сколько угодно, — усмехаясь, заявил он, пронзив Касавира презрительным взглядом. — Но все дело вот в чем: я куда честнее тебя. Ай да паладин — никак не может разобраться в своих чувствах к женщине.

Следопыт приблизился к паладину практически вплотную и навис над ним тенью, будто запрещая, не позволяя продолжать чтение.

— В том-то и беда с вами, святыми воинами. Вся эта ваша неудовлетворенность… А ведь всего-то и дел: признаться, что тебе нужна девка.

Больше всего Касавиру сейчас хотелось бросить книгу и прирезать нахального соперника на месте. Но он мужественно сдержался и процедил сквозь зубы:

— Не говори о ней так.

— Ах, бедный паладин, — нарочно растягивая слова, проговорил Бишоп. — Она не ценит твои попытки защитить ее честь, — на лице его появилась недобрая ухмылка. — Да будет тебе известно, что наша мисс Шепард сама в состоянии защитить себя. Ей не нужны святоши вроде тебя. Ей нравятся те, кто не боится принимать решения. Как я, например.

Слушая их перепалку, Джейн Шепард только усмехалась про себя. Перед ней был вовсе не доблестный рыцарь-защитник, ведущий борьбу с коварным искусителем, пытающимся соблазнить предмет вожделения рыцаря — прекрасную даму. Сама Шепард была куда более жесткой и сильной, чем «прекрасная дама» из какой-нибудь романтической баллады. А перед собой она сейчас лицезрела двух глупцов, совершенно бессмысленно конфликтующих за ее руку и сердце. Ни руку, ни сердце Джейн никогда никому не отдаст. Это она решила твердо. Конечно, один из «претендентов», Бишоп, кое в чем был прав — Шепард умела за себя постоять, и даже более чем. Но, намекая на то, что воительнице он бы понравился, следопыт очень ошибался.

— Вы оба, прекратите. Никто из вас двоих мне не нужен, — холодно отчеканила она, сверля глазами двух самцов, оставляя обоих в полной растерянности и, возможно, с разбитыми сердцами.

Будто бы и не замечая реакции паладина и следопыта, Шепард как ни в чем не бывало повернулась к Нишке, которая в тот момент играла в кости с Карой.

— Так какой у тебя план по становлению лучшим вором Невервинтера?

Проголосуйте:

1 балл
За Против

Добавить комментарий