в

Дорогая ностальгия…

Пестрящий, благоухающий район Аскадианских Островов. Вдоль дорог и на холмах возвышаются гигантские грибы. Распускаются цветки ив и золотых канетов. Кучно растут каменевки. В небесах высоко парят скальные наездники, не дающие порой покою авантюристам. Где-то на равнинах вразвалку ступает кагути. Останавливается — очевидно, высматривает предполагаемую пищу, идущую на своих двоих. Не найдя никого, раздосадованный монстр топает дальше. 

Легкий ветерок ворошит рыжие волосы данмерки в эбонитовой броне. Эти доспехи она когда-то сняла на арене Вивека с трупа Болвина Венима, бывшего главы Великого Дома Редоран, пост которого ныне занимает она. Мерида, достаточно сильная девушка-воительница, которая присягнула на верность Дому Редоран еще до того, как вступить в Орден Клинков по воле Кая Косадеса, и… Нереварин. Героиня Морровинда. Победительница Дьявола Дагота Ура. Спасительница в глазах данмеров и других рас, населяющих Морровинд. Даже Ординаторы, которые до того называли Мериду «ничтожеством» и предупреждали, что они следят за ней, теперь смотрят на новоявленную героиню с каким-никаким, но уважением… 

Каждый раз, когда Мерида странствует по Вварденфеллу, она ощущает некую ностальгию. Проходя по улицам Балморы, она вспоминает, как пришлось ей работать на Кая Косадеса, на агента имперских Клинков, у которого, по его собственным словам, были «проблемы со скуумой». Как она скрепя сердце исполняла роль девочки-на-побегушках, добывала в руинах Аркнтанд для Хасфата Антаболиса из Гильдии Бойцов двемерскую головоломку, а для Кая узнавала у осведомителей в Вивеке все о культе Нереварина и Шестого Дома. Как потом Косадес отправил ее, Мериду, в эшлендерский лагерь Уршилаку, где она и узнала обо всех испытаниях, которые ей предстояло пройти… И как он потом отбыл в Киродиил, оставив Мериду возглавлять Клинки. Правда, сама она считала это главенство в Клинках всего лишь формальностью, и ей очень не нравилось, когда ее называли шпионом Империи. 

Чуть ли не каждый регион или город на Вварденфелле так или иначе связан с этой рыжей данмеркой. В Альд’руне ей вспоминаются времена ее службы в Доме Редоран и оттачивания ее боевых навыков; и то, как она потом добивалась, чтобы каждый Советник Редоран отдал за нее голос при выборе Наставника. Вивек у Мериды ассоциируется прежде всего с тем, как свысока на нее смотрели когда-то Ординаторы, и как приходилось ей незаметно пробираться по коридорам Министерства Правды, только чтобы освободить Мехру Мило. В поселениях Телванни — башни-грибы, на вершины которых без левитации практически невозможно попасть, и очень странные Советники. Редоранка и поныне едва сдерживается, чтобы не рассмеяться, когда припоминает так называемый «разговор» с Госпожой Тераной. Мозги этой одержимой яйцами квама старой магессы наверняка сожрал шалк, каких немало водится на Побережье Азуры… Мериде тогда пришлось прервать монолог повернутой Советницы о яйцах, пауках и подставнике остроумной шуткой, что очень развеселило старую безумицу, и, отсмеявшись, та все-таки согласилась назвать забредшую к ней «на огонек» данмерку Наставником Телванни. Вообще, единственными нормальными Телванни рыжей данмерке показались Господин Арион, который из всех телваннийских Советников был самым объективным, да Госпожа Драта, которая согласилась отдать свой голос за Мериду в качестве Наставника без колебаний. Господина Нелота, обладающего крайне скверным характером, пришлось долго убеждать, а Архимагистра Готрена Мерида вообще лишила головы — он никогда в жизни не дал бы точного ответа, ибо на любой прямой вопрос, в том числе и касательно выбора Наставника Телванни, он отвечал таким образом: 

— Я не уверен… мне нужно время, чтобы подумать… 

Имперская Кальдера хоть и не сыграла особой роли в становлении Мериды Нереварином, но зато данмерка частенько захаживала туда в поместье Гораков, к одному торговцу-скампу, чтобы за хорошую сумму сбагрить ненужные ей, но сами по себе весьма значительные вещи. То зачарованный на холод топор, то ординаторский шлем, который она сняла с мертвого тела Ординатора в Когоруне, то какой-нибудь серебряный посох… 

Даже на Солстхейме, неуютном, заснеженном клочке земли, полном недружелюбно настроенных волков, медведей, полуголых нордов-берсерков и фризовых ведьм, даже на этом острове есть то, что особо запомнилось данмерской путешественнице. Там она в одной хижине, располагающейся на равнинах Изинфьер, встретила очень странного молодого норда в белом коловианском меховом шлеме, напевающего глупую детскую песенку о конфетках, домике в снегах и сияющих фонариках. Но, осмотревшись внимательно, Мерида сделала вывод, что то, что лежало у него порциями в тарелках на столе, — это были далеко не те конфетки, которые так обожают маленькие дети. Проще говоря, этот «носитель радости» торговал лунным сахаром и раздавал свои сахарные «конфетки» всем на Солстхейме, по большей части — имперцам, имеющим сомнительное счастье нести вахту в Форте Инеевой Бабочки. А про хаджита, что лежал мертвый в сугробе рядом с хижиной, Дядюшка утверждал, что это был его помощник М’наши, и «его сладкий зуб взял верх над ним». Он еще говорил, что пришли хоркеры и пели для хаджита, но Мерида догадывалась, что эта «милая маленькая церемония» была всего лишь в фантазиях самого Дядюшки, навеянных большим количеством лунного сахара. Странно, как этот норд еще не погиб от передозировки? 

Сейда-Нин… Эта небольшая имперская деревушка на Вварденфелле была для Мериды в первую очередь местом, где начинался ее путь как искательницы приключений и — в будущем — героини. Еще свежи были воспоминания о том, как сошла она в порт по корабельному трапу, каким удивленным взглядом взирала на то, что окружало ее, в частности — на силт-страйдера. Как в Имперской Канцелярии перед тем, как Мерида начала регистрацию, имперец в униформе сказал ей фразу, запомнившуюся если не навсегда, то надолго: 

— Дальше вы не пройдете, пока не получите бумаги! 

Сколько ностальгии… Сколько воспоминаний, связывающих Мериду с Морровиндом и с Вварденфеллом в частности. И она не допустит, чтобы эти воспоминания были уничтожены новыми врагами Морровинда — а таковые, несомненно, когда-нибудь появятся. Она, Мерида, Нереварин, Защитница Морровинда, Архимастер Дома Редоран, будет защищать ставшие такими родными за долгое время странствий земли от всех напастей. Не потому, что ей это сказала богиня Даэдра Азура, а по своей собственной инициативе. 

«Достопочтенные воины Великого Дома Редоран — наследные защитники Морровинда» — так начинается кодекс Дома Редоран под названием «Благородного сословия честное зерцало». Мерида уже доказала истинность этих слов, когда, получив от Вивека Призрачный Страж и всю необходимую информацию касательно убийства Дагота Ура, отправилась на Красную Гору, в самое логово Дьявола, и, разбив последним ударом Разделителя сердце Лорхана, оборвала жизнь Дагота Ура и навсегда положила конец мору. 

И ей еще предстоит оправдывать свое звание Защитницы Морровинда и в будущем.

Проголосуйте:

3 балла
За Против

Добавить комментарий