в

В новые миры

Со вздохом присев на прохладную землю, Кара выудила из своего походного рюкзака скляночки с лечебным зельем и раздала их каждому из последовавших за нею в этот трудный путь спутников. В том числе и своему псу Тамину, которому после этого на закуску еще дала косточку-хрустелку. Только почуяв запах еды, мабари подпрыгнул и зубами схватил кость, чуть не задев при этом Карину руку. После тяжелого боя с гигантским насекомым, именуемым вартерралом — легендарным созданием эльфийских богов, хранителем реликвий этого народа — герои потеряли достаточно крови, и выпить пришлось не одну дозу целебного зелья.

Девушка сама решилась отправиться в это путешествие спустя несколько месяцев после того, как она, Кара Амелл, Серый Страж и по совместительству магесса-отступница, победила Архидемона и выжила. Как выжила? Лишь трое знали — сама Кара, Морриган и новоиспеченный Серый Страж, бывший тэйрн Логэйн Мак-Тир. И дракон пал от меча, поднятого Карой с тела воина-гнома, и остановлен был Мор, а Серый Страж вместе со своими спутниками (кроме Морриган, которая исчезла неведомо куда после войны) прошествовала во дворец Денерима — на аудиенцию к королеве Аноре. Стража встречали со всевозможными почестями и ликующими криками. Сама Анора вышла вперед и торжественно провозгласила Кару Амелл Героиней Ферелдена.

Только всенародная слава и дифирамбы тяготили магессу крови, отступницу Круга и прочая. Ее душа жаждала новых приключений. И как раз через несколько месяцев пошли слухи о некой черноволосой женщине, путешествующей через Морозные горы. Тот факт, что она была черноволосой, навеял Кару на воспоминания о своей давней подруге. «Не ищи меня», — сказала Морриган в ту ночь перед тем, как Амелл, полагаясь на свое красноречие, убедила Логэйна переспать с ведьмой для темного ритуала. И вот теперь пополз слушок о загадочной брюнетке в Морозных горах. Была ли та женщина и в самом деле Морриган? Это никому не было точно известно. Но Кара твердо решила, что отправится на поиски своей подруги. И начнет эти поиски с Диких земель — все-таки это место долгие годы служило для ведьмы родным домом.

Амелл с ностальгией вспоминала о своих походах в компании Морриган. Ведьма часто говорила стихами, кроме того, была остра на язык и умела достойно отвечать на заигрывания Зеврана, наставления донельзя правильной Винн или пьяные шутки Огрена или его заявления о хваленой гномьей устойчивости к магии. И в бою дочь Флемет тоже была незаменима. Она могла вызвать бурю, заморозить врага или наслать на него смертельное проклятие, под действием которого невозможно лечиться ни заклинаниями, ни целебными снадобьями. И пока мастера рукопашного боя — обычно ими в отряде Кары значились Огрен и Шейла — бросались наперерез врагу, Амелл вместе с Морриган колдовала на приличном расстоянии от враждебных существ. До того, как демон в Тени обучил Кару магии крови, она по большей части пользовалась огненными заклинаниями. А теперь иной раз она, как недавно в решающей битве с Архидемоном, пронзала себе ладонь острым концом посоха и заговаривала собственную кровь, чтобы сделать ее проклятием для тех, кто встанет у нее, Кары, и ее верных соратников на пути. Ну, а Морриган совершенствовала в основном молниеносные и холодные заклинания и к тому же энтропию.

А какими комфортными были вечера в лагере у костра… Бывало, пока кролик на вертеле жарился или варилась вкусная похлебка в походном котелке, Морриган тем временем доставала из-за пазухи куклу Алистера, которую ей подарила Кара, и, хихикая, втыкала в нее иголочки и хитро подмигивала подруге. А Кара тоже посмеивалась в ответ и с усмешкой косилась на общий костер, вокруг которого сидели Зевран, Алистер, Огрен и Лелиана. Каждый раз, когда ведьме вздумывалось «поиграть» с куклой, несостоявшийся храмовник невольно вскрикивал и ощущал некий дискомфорт в ногах или чувствовал, как что-то жжет его изнутри. Правда, сейчас Алистера больше с ними не было — он не смог смириться с тем, что Кара дала Логэйну шанс исправить свои ошибки, и был казнен Анорой. Но воспоминания остались и всплывали в голове и у Амелл, и у Морриган и поныне.

В этот поход, целью которого служило найти ведьму и, возможно, уговорить ее снова путешествовать с Серым Стражем, с ней, с Карой, отправились двое спутников, если не считать мабари. Гном-пьянчуга Огрен был рад отправиться навстречу новым приключениям в компании Стража. За время путешествий он стал для нее надежным товарищем, готовым прикрыть. В бой он бросался самым первым, на пару со Стэном или Шейлой, а в лагере временами рассказывал настолько смешные анекдоты, что даже недосказывал их и покатывался со смеху на самом интересном месте. Также пошла Лелиана; конечно, своей помешанностью на вере в Создателя она подчас вызывала у Кары раздражение, но интерес к легендам у них обеих делал их хорошими подругами. Именно подругами, без романтических отношений. Иной раз Амелл могла и присесть к общему костру рядом с Лелианой, чтобы послушать сказания о Флемет или о долийских эльфах… И кроме того, бардесса могла вдохновлять других спутников своими песнями во время боя и вполне неплохо управлялась с луком. Одно только жаль — лечить не умела. Благо, лечебных зелий у Кары было в достатке даже после битвы с Архидемоном. Ибо тогда исцелением товарищей в основном занималась Винн. Но теперь, когда пожилая волшебница уехала в Орлей, на зельях можно было не экономить.

Сейчас путники, постепенно исцелившиеся после битвы с вартерралом продолжали прокладывать себе путь через кладбище драконов. Помнится, один юный маг из Круга по имени Финн какое-то время путешествовал вместе с Карой и ее товарищами. Он же и провел особый ритуал обнаружения, когда в эльфийских руинах был найден осколок элувиана, а на Глубинных тропах — огни Арлатана, и выведал месторасположение элувиана — драконье кладбище. На этом с Финном герои попрощались и разошлись: Кара с Огреном, Лелианой и мабари отправились на север Ферелдена, а молодой волшебник вернулся в башню.

В глубине тевинтерских руин Кара основательно замедлила шаг. Ее зоркие глаза улавливали в поле зрения что-то мерцающее лиловым светом. «Должно быть, это и есть тот элувиан, о котором говорил Финн», — с этими мыслями Амелл стала подходить ближе к источнику мерцания. Когда же была она к нему достаточно близко, то и вправду увидела перед собой огромный зеркальный портал. Возле него, словно бы изучая, неторопливо расхаживал кто-то очень знакомый. Знакомое одеяние, напоминающее наряд из клочков одежды, уцелевших после набега хасиндов. Знакомый пучок черных волос, с выбитыми, создающими красивый эффект небольшой небрежности прядями. На какое-то мгновение Кара подумала, что она сейчас находится в Тени, и все это ей снится… Но это была реальность.

— Морриган, — вполголоса позвала магесса, затем кивнула Тамину, чтобы тот не отставал, и сделала еще несколько шагов к элувиану.

Лелиана и Огрен были поражены не меньше Стража. Они следовали за ней медленно, практически бесшумно. Они смотрели вперед и не могли вымолвить ни слова от изумления. Перед Карой и ее мабари предстала, скрестив на груди руки, не кто иная, как Морриган собственной персоной. Когда-то ведьма исчезла сразу после победы над Архидемоном… Теперь же Серый Страж вновь нашла ее, скорее всего, готовящуюся к тому, чтобы проскользнуть через портал в неизвестные миры.

— Прошу, ни шагу дальше, Серый Страж, — плавно подняла ведьма вверх руку, таким образом делая знак Каре, чтобы та остановилась, что Амелл не замедлила сию секунду сделать. — Как вижу, ты собой-таки рискнула и в путь отправилась, лишь чтоб меня найти.

— И тебе привет, Морри, — приветливо улыбнулась Кара. — Тамин, все хорошо, успокойся, — чуть нагнулась она, чтобы пригладить шерстку пса, в волнении прыгающего между своей хозяйкой и черноволосой ведьмой. — Она друг.

— Гляжу, мабари твой все так же полон подозрений, — чуть усмехнулась ведьма. — Но ему бояться нечего. По крайней мере, меня не следует бояться — это точно. Бояться нужно Флемет.

— Флемет? — не веря своим ушам, переспросила Лелиана. — Но разве Серый Страж не убила ее?

— Признаться, я так тоже думала, — Морриган внимательно посмотрела на бардессу. — Я думала, что знаю планы Флемет. Считала я, что суть бессмертия она искала. Но очень сильно ошибалась я, — взгляд желтых глаз черноволосой колдуньи соскользнул с Лелианы на Стража. — Она не одержимая. И не малефикар, как ты, Страж. Она вообще не человек ни разу.

— Но кто же она тогда? — удивленно вскинула брови рыжая магесса. — И тебе не обязательно обращаться ко мне как к Стражу, можешь звать меня просто Кара.

— Как пожелаешь, — уголком рта улыбнулась ведьма. — Сказать тебе я точно не могу, но цели ее более зловещи, чем то бессмертие, что жаждем мы порою. А ритуал тот был конца началом, — она припомнила ту ночь в замке Редклиф, когда Логэйну пришлось переспать с Морриган, зачав таким образом дитя, «которое родится подобным Богу Древнему». — Предвестником того, что суждено произойти, — сказав это, Морриган повернулась лицом к порталу, жестом приглашая рыжую магессу подойти к зеркалу поближе. — Коль интуиция не изменяет мне, ты знаешь, что это такое. Прошла я долгий, очень трудный путь, чтоб жизнь в портал зеркальный сей вдохнуть. Лишь раз использовать его возможно. Ведет элувиан в Миры иные, что далеки от Тедаса и Тени, — она осторожно провела по элувиану рукой и вновь перевела взгляд на Кару. — Предупредить тебя должна я, Кара: грядут большие в этом мире перемены. Для гномов иль святош-бардесс они не так страшны, но не для нас с тобою; ведь все дело в том, что магией мы обе обладаем.

Услышанное заставило чародейку крепко призадуматься. Морриган сказала, что грядущие перемены будут опасны для магов… Но насколько? Мысль о том, что обе магессы наверняка могут потерять свои магические способности, омрачила рыжую девушку.

«Может быть, если я проследую за Морри в этот портал, нас обеих эти перемены не коснутся. Кто знает…»

— Коль в Ферелдене ты остаться пожелаешь, не факт, что не лишишься магии своей, — словно злой рок, сумрачно изрекла Морриган. — К тому же, хочется тебе ведь знать, что за порталом тем нас ждет обеих? Мабари тоже можешь взять с собой.

Амелл понимала, что у нее особо выбора нет. Да и не собиралась она выбирать. Она уже приняла решение. И Кара оглянулась на Огрена и Лелиану, во взглядах которых читалось недопонимание происходящего.

— Прощайте, — проронила она напоследок, делая решительный шаг в сторону элувиана. — Мы с Морриган уходим в неизвестность… Придется вам без меня в Денерим вернуться, а должность Стража-Командора перейдет Логэйну. И еще, — на лице Кары возникла едва заметная полуулыбка, — передавайте эльфу одному, раскрашенному, из Антивы, привет от Героини Ферелдена, что в неизвестные миры она уходит. Пусть он меня не ищет — не найдет. Иначе поступить я не могу, коль перемен должна я избежать.

— Ты уже говоришь, как эта болотная ведьма, — хохотнул Огрен.

— А ты, пьянчужка с рыжей бородою, все так же раздражаешь, как тогда, — не осталась в долгу Морриган и снова обратилась к Каре: — Готова?

Кивок головой был красноречивей всяких слов. Амелл смотрела, как Морриган легко прошла через зеркальный портал в неизведанные миры. Сглотнув, Кара еще раз — последний — посмотрела на гнома и помешанную на Создателе бардессу, окликнула Тамина и так же проскользнула в элувиан вслед за ведьмой из Диких земель…

***

Ферелден процветал под мудрым руководством королевы Аноры. Была налажена торговля с другими землями, что быстро принесло налоги в королевскую казну. Денерим, столица и крупнейший город Ферелдена, был восстановлен. Была воссоздана армия, были приняты законы, поощряющие землевладельцев растить обильный урожай. Даже по прошествии лет Анора в корне не соглашалась внять совету ферелденской знати и повторно выйти замуж. Во-первых, она и без мужа прекрасно справлялась с королевскими обязанностями, во-вторых, никто из потенциальных женихов из других стран, по мнению самой Аноры, не был достоин ее планки. А планкой для нее, несомненно, служил ее отец, который после исчезновения Героини Ферелдена взял на себя бремя Стража-Командора вместо нее. К слову, Огрен и Лелиана, вернувшиеся во дворец Денерима после того, как Серый Страж ушла в портал вместе с Морриган, ни словом не обмолвились о подробностях. Сказали только, что Кара Амелл исчезла в неизвестном направлении.

С тех пор, как из эльфинажа изгнали работорговцев, дела у городских эльфов пошли на лад. Шианни осталась в эльфинаже, честная и прямодушная, как всегда. Вскоре ее избрали новой старейшиной. Что до Круга Магов, то Церковь отказала Аноре в ее просьбе, чтобы маги из Круга свободно практиковались без строгого присмотра храмовников. Впрочем, тем двум магессам, что проскользнули через элувиан на драконьем кладбище, было уже все равно.

Зевран на следующий день после того, как Амелл покинула Ферелден, получил от ее имени письмо. Каким образом оно было прислано в Денерим? Ответ на этот вопрос и поныне был покрыт прахом. Содержание послания было следующим:

«Если ты читаешь эти строки, то меня уже нет в Ферелдене.

Ты не думай, Зев, я не погибла в том путешествии, в которое отправилась. Словами не могу я объяснить причину моего исчезновенья. Мне проще рассказать тебе об этом в письме. Поверь, так будет проще для нас обоих…»

Дальше Кара в письме рассказывала о том, как отправились они с Огреном, Лелианой и псом Тамином на поиски небезызвестной ведьмы из Диких земель, как искали все необходимое для ритуала обнаружения, и тому подобное… Эльф пробежался по всему этому взглядом, и тут его внимание приковало описание того, что произошло после телепортации:

«Должна сказать, что место, куда мы с Морри выбрались через портал, чем-то напоминает Дикие земли Коркари, родину Морриган. Только это не те самые дебри, где нас с Алистером когда-то выходила Флемет. Первая, кто повстречался нам здесь, — это некая эльфийка в платье и с серпом. И с ней еще барсук был — видимо, это ее питомец. Эльфийка смотрела в сторону деревушки неподалеку от нас, словно наблюдала за чем-то — или за кем-то — очень важным для нее. Может быть, она была заинтересована ярмаркой, к которой, судя по виду деревни, местные селяне готовились… А может быть, там, в той деревушке, живет кто-то очень особенный для самой эльфийки…»

Прочитав эти строки, антиванец усмехнулся.

«Хотел бы и я там побывать, — подумал он про себя. — Может, тот мир, где устроились наши магические красавицы, не особо-то и отличается от Тедаса. Интересно было бы посмотреть и на эту самую эльфийку…»

«Но хватит об этом. Поверь мне, я бы вернулась из долгого пути и была бы с тобой в Ферелдене… Но пресловутые перемены, которые должны произойти, вынудили меня покинуть Тедас и, наверное, никогда в этот мир не возвращаться. Мне очень жаль, Зевран. Тебе придется найти себе долийскую красотку. Надеюсь, ты с ней будешь счастлив.

П.С. Как видишь, я начала говорить, как Морриган. Скоро вообще всегда буду говорить таким поэтическим образом.

Героиня Ферелдена, Серый Страж и прочая, К.А.»

Проголосуйте:

1 балл
За Против

Добавить комментарий